Эксперт «СибЭкоПрома»: «Источники выбросов нужно инвентаризировать»

  • 18/05/2022

Самые актуальные экологические проблемы обсудят на масштабном форуме «СибЭкоПром-2022». Он стартует 19 мая. Тема этого года — экологическая безопасность Сибири. Как защитить леса от пожаров, а воздух и реки сделать чистыми и поможет ли государство? «Новосибирские новости» поговорили об этом с одним из участников форума — председателем исполнительного комитета межрегиональной ассоциации экономического взаимодействия субъектов РФ «Сибирское соглашение» Геннадием Гусельниковым.

Анна Братушкина: Геннадий Геннадьевич, здравствуйте! «Сибирское соглашение» — один из главных участников «СибЭкоПрома». Будут также ещё чиновники, общественники, экологи. Почему важно обсуждать экологические проблемы именно в такой команде?

Геннадий Гусельников: Это люди, заинтересованные в решении тех задач, которые будут обсуждаться на форуме. Традиционно ассоциация занимается тремя вещами в области экологии: это чистая земля, чистый воздух и чистая вода. Почему именно данный состав — это те люди, от которых зависит решение этих вопросов.

Анна Братушкина: В этом году правительство России выделяет дополнительно триллион рублей на нацпроект «Экология». На какие именно цели пойдут эти средства?

Геннадий Гусельников: Цели определены федеральным проектом, но мы не забываем, что есть ещё проблемы: ликвидация свалок, организация работы с отходами, в первую очередь образующимися в результате жизнедеятельности человека. Это является важным элементом. Это затратная история. Часть денег пойдёт на решение указанных вопросов. И вопросы рационального природопользования, восстановления и устранения последствий неэффективного природопользования — это тоже одно из направлений расходования средств. И регионы готовят такие программы, свои экологические стратегии. Мы очень рассчитываем, что такая круглая цифра в какой-то части достанется и сибирским территориям.

Анна Братушкина: Сейчас целый ряд регионов в огне, горят леса. В прошлом году была такая же картина. Почему так сложно бороться с этой проблемой, как её можно решить?

Геннадий Гусельников: Уровень проблемы такой же, как и с мусором. Человек бросает бумажку от мороженого мимо урны, так же традиционно никогда никого не заботила проблема брошенного окурка. Здесь много факторов: выжигание поросли на сельскохозяйственных полях, техногенные проблемы, когда начинает что-то происходить с энергообъектами, ветер, молния. Мы не прогнозируем, отсюда сложность. Есть система мониторинга. Она работает хорошо тогда, когда нет облаков. На самом деле здесь комплексная проблема, поэтому сложно сделать прогноз.

Когда в масштабах лесов Сибири горят те участки, где не ступала нога человека, о мониторинге думать сложно. Надо ещё добраться до места, чтобы это потушить. Это действительно представляет проблему.
Но государство совершенно чётко понимает, поэтому выделяются средства на решение.

Анна Братушкина: Давайте немного поговорим про уровень загрязнения воздуха. Жители Новосибирска часто жалуются на качество воздуха, есть запахи. Как можно решить эту проблему, если часто сложно определить источник загрязнения?

Геннадий Гусельников: Первый фактор — приоритет: плохо пахнет или вредно для здоровья. Например, в деревне пахнет навозом, пахнет плохо. Но это не вредно для здоровья, просто неприятно. Когда пахнет сероводородом — крайне неприятный запах. Но если это продукт разложения чего-то такого, что влияет на экологию, это ещё и опасно. Чем занимаемся — навозом или сероводородом? Логика простая, всё можно понять на таком примитивном примере. Нужно выявить источники загрязнения, определить приоритеты работы с ними.

Второе — организация мониторинга. Далеко не всегда у нас плохо пахнет, иногда и совсем не пахнет. Почему? Потому что выбросы периодические.

Ответить на вопрос, откуда плохо пахнет, мы просто не в состоянии, потому что объять необъятное невозможно. Не знаем, где мониторить, потому что не владеем источниками выброса. Не знаем ответы на вопросы «Кто виноват?» и «Что делать?».

Поэтому самое главное в этой истории — инвентаризация источников выбросов там, где это происходит регулярно, и там, где это возможно.

Мы с Росгидрометом ведём постоянный диалог, как оптимизировать эту работу. Страна огромная, источников выбросов очень много. Пожар, свиноферма, промышленный завод, крупное строительство — это источники выбросов. Везде должен быть свой алгоритм работы. Где-то подавление, дымоудаление, разные способы утилизации отходов жизнедеятельности животных.

Анна Братушкина: Отдельное направление в нацпроекте «Экология» — обращение с отходами, ликвидация свалок. Как раз этой весной в нашем регионе снова заговорили о том, что сама по себе мусорная реформа забуксовала. Такая ситуация в Новосибирской области. Может, действительно нужны поправки на законодательном уровне или нужно по-другому отбирать региональных операторов?

Геннадий Гусельников: Мы собираем мусор и увозим его на полигон. Это не может продолжаться бесконечно. Мы вынуждены прекращать деятельность полигона в связи с переполнением, создавать новый. И дальше, и дальше. Цена растёт, а это всегда тарифы. На мой взгляд, это неразрешимая ситуация. Пока мы не перестанем вывозить мусор из города, будем мучиться с этой проблемой.

Мусор нужно вывозить переработанным, отсортированным. Культура формирования отходов — это основа.
Путь, по которому начали идти в столичном регионе, — создание заводов по комплексной переработке отходов — это дорогой путь. Но экономика многих стран построена на использовании отходов. После выделения всего, что нельзя положить на землю, всё остальное кладётся в строительство прибрежной территории, в рекультивацию, вертикальную планировку.

Экономическими методами мы никогда не справимся. Нельзя говорить, что мусорная реформа не удалась, потому что тот или иной оператор виноват. Кто будет виноват, когда мы, с одной стороны, не даём тех денег, которые нужны по техпроцессу (потому что цена не может бесконечно расти), а с другой стороны, требуем всё больше и дальше увозить отходы? Эту проблему надо решать в плоскости переработки. Опыт многих стран говорит о том, что первая и главная задача — это меры, стимулирующие население к разделению мусора. Наверное, это нужно на основе законодательства.

Анна Братушкина: В идеале как вы видите экологическое положение Сибири через 10-20 лет?

Геннадий Гусельников: Те меры, которые заложены в национальном проекте, в программах по улучшению экологии, дадут свой результат. Если мы, сибиряки, сами активно пойдём навстречу этим мерам, если мы начнём использовать свои золошлаки, будем проводить экологическую уборку берегов водоёмов, будем сортировать мусор и способствовать тому, чтобы полигоны не росли, станем заботиться о водоёме, который рядом с нами, не будем мыть там машины и выливать туда отходы жизнедеятельности, будем вовремя сигнализировать о тех, кто портит воду, то нас ждёт хорошее будущее. Сибирь огромная. Природный потенциал позволит восстановиться.

Полную версию интервью смотрите в этом видео:

Источник: https://nsknews.info/materials/ekspert-sibekoproma-istochniki-vybrosov-nuzhno-inventarizirovat/